Кремль обещает Грузии территориальную целостность в обмен на закон «об иноагентах»? Мнение из Абхазии

FacebookTwitterMessengerTelegramGmailCopy LinkPrintFriendly

закон “об иноагентах” в Грузии

Как бы грузины ни ругали свои власти, но, на мой субъективный взгляд, такого сверхрационального и прагматичного правительства в наше неспокойное время еще поискать нужно. Оказавшись между Западом и Россией, каждый из которых пытается перетянуть его на свою сторону, правящая партия «Грузинская мечта» ловко справилась с таким вызовом. Два последних года – то есть с момента начала военных действий в Украине – грузинское правительство не только мастерски лавирует в этой сложной геополитической ситуации, но и извлекает из нее вполне очевидные дивиденды.

С одной стороны – Грузия стала перешейком для российского параллельного импорта, серьезно оживившего экономику страны. И это сотрудничество приобрело такие надежные формы, что Кремль при все еще не восстановленных дипломатических отношениях (!) ввел Грузию в разряд «дружественных государств».  

С другой стороны – Евросоюз и США, конечно, недовольны нейтралитетом официального Тбилиси, но ситуация далеко не критическая. По крайней мере, статус кандидата на вступление в Евросоюз Грузия все же получила.

Ну, а внутреннеполитическая ситуация в стране до недавних пор вообще складывалась столь удобно для властей, что намеченные на осень парламентские выборы не обещали никаких сюрпризов. Оппозиция слишком разрозненна, и сокрушительная победа «Грузинской мечты» воспринималась как некий неизбежный факт.

И вдруг всю эту идиллию «Грузинская мечта» своими же руками ставит под удар, решив принять закон «О прозрачности иностранного влияния», который многие воспринимают как грузинский вариант российского закона «Об иностранных агентах».

Десятки тысяч протестующих вышли на улицы Тбилиси. И нет никаких гарантий, что люди просто пошумят и разойдутся.

Всех, в том числе и меня, мучает вопрос — зачем «Грузинская мечта» пошла на это?

Аргументы о том, что им, мол, нужна прозрачность политического процесса, звучат неубедительно. И даже если это и так, то логично было бы инициировать такой «взрывоопасный» законопроект уже после выборов.

Основатель и «духовный лидер» партии олигарх Бидзина Иванишвили не стал бы так рисковать, идя ва-банк без веских на то оснований и мотивов. И таким мотивом, как мне кажется, может быть только обещание Москвы (которая активно продвигает «закон об иноагентах» в ближнем для себя зарубежье) содействовать «восстановлению территориальной целостности» Грузии. Но не в той форме, как это было при Советском Союзе, когда Абхазия и Южная Осетия входили в состав Грузинской ССР в качестве полностью подчиненных автономий, а через создание некой модели совместного конфедеративного государства.

Уверен, что такая модель подавляющим большинством грузин будет воспринята на «ура». А для Кремля, который выстраивает вокруг себя своеобразную «зону безопасности», идея конфедерации Грузии с Абхазией и Южной Осетией – весьма выгодный проект, позволяющий привязать к себе Грузию. Сделать из нее как минимум нейтральную территорию, откуда для России не будет исходить никаких угроз. А как максимум – в дальнейшем включить эту конфедерацию в состав некого союзного объединения.  

Наверняка имеют место какие-то тайные консультации между Москвой и Тбилиси через особо доверенных лиц. По крайней мере, на это указывают косвенные факты, в том числе и тайно записанный журналистами разговор вице-спикера парламента Грузии Гиорги Вольского с российским бизнесменом грузинского происхождения Давидом Хидашели: в этом разговоре Хидашели упоминал о неких проектах с Абхазией, включая и конфедерации.

Не исключаю, что и сами Абхазия и Южная Осетия как-то задействованы в этом процессе. Во всяком случае у президента Абхазии Аслана Бжания с 2022 года в помощниках числится российский бизнесмен с откровенно грузинской фамилией Мирилашвили. И я уверен, что это неспроста.

В контексте инициированного «Грузинской мечтой» принятия закона «О прозрачности иностранного влияния» вопросов действительно много, и они, на мой субъективный взгляд, не ограничиваются рамками сугубо внутригрузинской политической борьбы.

Похожие сообщения

Как проанализировать перспективы урегулирования грузино-абхазского конфликта в свете непростых политических процессов?
Известный абхазский общественный деятель Ахра Бжания размышляет по поводу законопроекта, который хочет принять правительство Грузии.