В Грузии стартовала кампания по признанию геноцида грузин в Абхазии. Часть общества против

FacebookTwitterMessengerTelegramGmailCopy LinkPrintFriendly

«Институт свободы», журнал «Табула», оппозиционная партия «Европейская Грузия», «Общество просвещения избирателей» и «Абхазское собрание» продолжают кампанию «Действуй ради признания геноцида», целью которой является признание геноцидом преступлений, совершенных Россией против Грузии во время войны в Абхазии в 1992-1993 годах.

«Характер и масштабы преступлений в Абхазии приравниваются не только к этническим чисткам, но и к геноциду», — говорится в тексте петиции, созданной с тем же требований.

Организаторы кампании проводят параллель с тем, что произошло в украинских городах Буче, Мариуполе и Гостомеле, где произошли массовые убийства местного мирного населения. На фоне того, когда парламенты ряда европейских стран официально признали произошедшее в Украине геноцидом украинского народа, необходимо поставить на повестку дня вопрос Абхазии, считают организаторы кампании.

Однако в Грузии немало и противников этой идеи. Они заявляют, что говорить о грузино-абхазской войне 1992-1993 годов только с позиции грузин и исключать этнополитическое содержание этого конфликта, а также потери абхазского народа, является неверным толкованием истории.

По их мнению, война на Украине и оценка Западом путинской России как империи зла «открыли возможность начать кампанию по признанию геноцида грузин в Абхазии на международной арене».

В тексте петиции абхазская сторона не упоминается. Утверждается, что в геноциде наряду с Россией виновны «группы, находящиеся под ее фактическим контролем».

«Требуем признания преступлений против человечности, совершенных в Абхазии Россией и группами, находящимися под ее фактическим контролем, геноцидом грузин — как со стороны грузинского государства, так и всего цивилизованного мира», — говорится в тексте.

7 августа, в 14-ю годовщину российско-грузинской войны, организаторы приглашают сторонников идеи признания геноцида на специальный митинг возле первой школы на проспекте Руставели:

«Давайте скажем, что оккупант совершил преступление против грузин и человечества в Абхазии. Россия устроила геноцид».

Партия создала официальную страницу в Facebook, где делится архивными материалами, связанными с войной в Абхазии, а также историями вынужденных переселенцев.

В мае «Европейская Грузия» развернула кампанию с требованием признать геноцид грузин в Абхазии. В то время по инициативе этой партии в Тбилиси и регионах была проведена выставка «До Бучи была Абхазия». На выставке рассказывалось о преступлениях, совершенных против грузин в Абхазии.

Упомянутая инициатива была воспринята грузинским обществом неоднозначно и стала предметом обсуждения. У идеи признания геноцида есть как противники, так и сторонники.

Аргументы сторонников признания геноцида

Организаторы акции и их сторонники считают, что война в Украине перевернула международную коньюнктуру и Грузия должна воспользоваться сложившейся ситуацией.

По их словам, для международного сообщества, в том числе скептиков, до сих пор не веривших в масштабы российского зла, после войны на Украине стало совершенно ясно, что за всеми конфликтами в регионе стоит Россия.

«В Абхазии и Цхинвальском регионе (а также в Крыму и на востоке Украины) с нами воевали не пророссийские сепаратисты, а Российская Федерация, она убивала нас и отбирала нашу землю», — говорит Ото Кахидзе, член «Европейской Грузии» и один из организаторов кампании.

Международные организации признали этническую чистку грузин во время войны в Абхазии. Однако, организаторы кампании заявляют, что «это была не просто этническая чистка, это было еще более ужасно, это было то, что называется геноцидом».

«В условиях международной конъюнктуры у нас есть шанс назвать все своими именами. Геноцид — геноцидом, этническую чистку — этнической чисткой, врага — врагом, пророссийского сепаратиста — российским солдатом», — говорит Кахидзе.

Сторонники идеи геноцида не разделяют довод противников о том, что эта кампания помешает «процессу примирения с абхазами». Никакого процесса примирения не существует и не может существовать до тех пор, пока Россия как фактор не будет исключена из этого процесса, считают они.

«Что значит примирение и в чем оно должно выражаться? Наверное, прежде всего в том, чтобы грузины вернулись в свои дома? Только в Абхазии в свои дома должны вернуться не менее 250 тысяч человек. Решение этой проблемы не в руках абхазов и грузин. Это не может быть решено до тех пор, пока из процесса не будет исключена Россия как фактор», — считает Тамар Черголеишвили, одна из организаторов кампании, редактор информационно-аналитического сайта «Табула».

По ее словам, после устранения российского фактора «Грузия станет свободной республикой, и мы сможем позволить грузинам вернуться в свои дома».

«И мы сможем обеспечить, чтобы все граждане были равны перед законами Грузии и защищены, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, пола или половой идентичности, каждый имеет право стремиться к счастью – это наша национальная задача. Мы, начавшие кампанию по признанию геноцида, стремимся к этой задаче», — отмечает Черголеишвили.

Какие аргументы у оппонентов?

Говорить о войне 1992-1993 годов в Абхазии только с позиции геноцида грузин и исключать этнополитическое содержание этого конфликта, а также потери абхазского народа, является неверным толкованием истории, считают противники идеи.

«Почти в каждой абхазской семье вы найдете кого-то, кто погиб во время войны. Абхазы рассказывали мне, что в семье есть фото трех погибших — отца, дяди и дедушки — в знак уважения и скорби. В условиях, когда абхазское общество и регион утратили свою видимость в нашем публичном пространстве, игнорирование их доли горя и боли — это очередная попытка вычеркнуть этих людей из истории и настоящего», — написала в Facebook Тамта Микеладзе, одна из основателей Центра социальной справедливости (EMC).

По ее мнению, такие кампании углубляют отчуждение от абхазского народа.

«Наше государство согласилось с тем, что параллельно с политикой деоккупации следует строить доверие между общинами, живущими по разную сторону разделительной линии, и это начинается в первую очередь с признания взаимных ошибок и сочувствия к трагедиям обеих обществ», — считает Микеладзе.

По ее словам, сами ынужденные переселенцы из Абхазии по-разному смотрят на этот процесс, и среди них «желание, заинтересованность и готовность к мирной политике и диалогу с обществом, проживающим по другую сторону разделительной линии, наиболее высоки».

В то же время она считает, что жаркая дискуссия, идущая в соцсетях на тему Абхазии и конфликтов 90-х годов, «в каком-то смысле хороша, эта тема давно политически и академически «забыта», и дискуссия дает возможность представить различные точки зрения».

«Например, в Абхазии таких дискуссий не об истории этого периода нет, и там много границ и табу», — говорит Микеладзе.

По ее словам, эти дискуссии выявили несколько важных аспектов, и главный из них заключается в том, что «государственные, политические и академические элиты очень мало сделали для критического переосмысления прошлого и формирования общественного и политического консенсуса по этим вопросам».

«Без внутренней работы и трансформации мы обречены оставаться в заколдованном круге, с надеясь на эсхатологическую веру в гибель России», — считает Микеладзе.

Похожие сообщения