Сухуми и Цхинвали: перспективы российских транзитных коридоров

FacebookTwitterMessengerTelegramGmailCopy LinkPrintFriendly

перспективы российских транзитных коридоров

Статья первоначально была опубликована на сайте «Грузинского фонда стратегических и международных исследований» («Фонд Рондели»). Текст и терминология статьи переданы без изменений. Все права принадлежат «Фонду Рондели». Дата публикации: июнь 2023 г.

Краткое содержание

Для России, которая пытается обойти санкции, инфраструктура и транзитные пути в Абхазии и Цхинвальском регионе приобрели новое значение. Война в Украине обходится России дорого, поэтому она сокращает финансирование в обоих регионах – это новый вызов для Сухуми и Цхинвали.

На основе анализа текущей ситуации автор приходит к выводу, что в ближайшем будущем потребность России в транзитном коридоре, проходящем через территорию Абхазии, возрастет.

Кроме того, поскольку в саму Россию в условиях санкций импорт различной продукции затруднен, то ввоз ее в Абхазию из России обходится еще дороже. Поэтому де-факто правительство видит в качестве выхода возможность экономических отношений с грузинской стороной в некоторых областях.

Автор считает, что санкции, введенные в отношении России, для изолированной от международных экономических связей Абхазии открывают окно возможностей. Это позволит оккупированной Абхазии играть роль транзитного коридора для России и получать доход от этой незаконной экономической деятельности.

Введение

После начала полномасштабной российской военной агрессии в Украине оккупированные Россией регионы Грузии столкнулись с рядом проблем, в том числе экономических. Санкции, введенные против России, ставят эти регионы под угрозу сокращения российского финансирования и экономической поддержки. Поэтому оккупированные регионы пытаются адаптироваться к новой реальности. При этом для попавшей под санкции России территория Абхазии и существующая там инфраструктура приобрели дополнительную привлекательность. Россия рассматривает их как возможность обойти санкции, а де-факто власти Абхазии – как источник дополнительных доходов. В статье мы обсудим некоторые значимые события, которые указывают на возможное развитие новых экономических процессов в оккупированной Абхазии.

В ожидании сокращения российского финансирования

10 марта 2022 года, через две недели после начала войны в Украине, заместитель министра экономического развития России Дмитрий Вольвач, являющийся куратором оккупированных регионов, рассказал в интервью ТАСС об ожидаемом сокращении финансирования. По его словам, в минэкономразвития РФ надеются, что в ближайшее время Абхазия и Цхинвальский регион станут экономически более самостоятельными и менее зависимыми от российских дотаций. Послание Вольвача было хорошо понято в Сухуми и Цхинвали, где больше не ждут щедрой помощи от России, которая находится в состоянии войны.

Несмотря на то, что Россия остается донором «бюджета» Абхазии и особенно Цхинвальского региона, а также основным экономическим партнером этих регионов, финансирование по некоторым направлениям уже сокращено. Например, оба региона в рамках инвестиционной программы поддержки социально-экономического развития на 2023-2025 годы составит 3,5 миллиарда рублей [около $36,2 млн], тогда как на предыдущую трехлетнюю программу было выделено 4,5 миллиарда рублей [около $46,5 млн].

К сокращению финансирования готов и де-факто президент Цхинвальского региона Алан Гаглоев, который 29 мая во время выступления в де-факто парламенте, подводя итоги года своего “президентства”, открыто заявил об ожидаемом сокращении финансирования: «Сейчас трудное время. Наш союзник находится в состоянии войны, и мы помогаем ему, чем можем. Время, когда он мог помочь нам материально, прошло. Сейчас у него большие проблемы, и нам нужно это понять. Поэтому нам будет сложно».

«Легализация» торговли

Экономические санкции, введенные против России, уже затронули оккупированные регионы, особенно Абхазию. И там способ устранения дефицита некоторых продуктов видят в развитии экономических отношений с грузинской стороной.

Ограниченное количество различной продукции можно было перевозить с территории, контролируемой центральным правительством Грузии, на территорию оккупированной Абхазии через так называемый КПП «Ингури». Теперь же де-факто власти Абхазии расширили перечень продуктов, которые «официально» разрешены к провозу. 31 марта 2023 года де-факто президент Абхазии Аслан Бжания издал указ, согласно которому ввоз отдельных категорий товаров (саженцы многолетних и однолетних культур, семена сельскохозяйственных культур, живая птица, корма для домашних животных, сельскохозяйственная техника, оборудование, необходимое для производства и переработки сельскохозяйственной продукции, автомобильного транспорта, автозапчасти, автомобильные масла) будет упрощен.

По мнению оппонентов Бжания, таким решением де-факто правительство хочет «легализовать торговлю с Грузией». В ответ на критику представители де-факто правительства дали ряд объяснений, которые призваны доказать необходимость такого решения.

  • По данным «таможенного комитета», это изменение коснется только физических лиц. И после уплаты таможенного сбора они смогут перевозить перечисленные грузы. По словам председателя “комитета” Отара Хеция, решено легализовать только тот перечень продуктов, которые и так уже поступали в де-факто республику. Как отметил Хеция, “они только оформляют грузы, которые граждане Абхазии (индивидуальные предприниматели) привозят из соседней страны (имеется в виду Грузия) по упрощенной процедуре. Стоимость груза при этом не должна превышать 600 000 рублей [около $6,2 тыс].
  • По словам де-факто министра сельского хозяйства и вице-премьера Беслана Джопуа, “никто не собирается легализовать торговлю с Грузией”. По его словам, российская сторона помогает Абхазии, но импорт некоторых видов сельхозпродукции и оборудования из России невозможен из-за санкций. По словам Джопуа, “им приходится просить некоторых граждан привезти дефицитную продукцию, которую они ввозят из Турции, а также, возможно, и из Грузии”.

По мнению Аслана Бжания, “тезис о том, что мы поддерживаем экономику Грузии, необоснован”. Бжания заявил, что, принимая это решение, он действовал в интересах народа.

На данном этапе сложно сказать, как именно постановление от 31 марта работает на практике, но факт в том, что дефицитную продукцию надеются поставлять в оккупированную Абхазию через территорию, подконтрольную центральному правительству Грузии.

В контексте поставок дефицитной продукции можно также рассмотреть решение де-факто совета безопасности Цхинвальского региона от 18 августа 2022 года. На его основании жителям оккупированных Ахалгорского и Джавского районов разрешено переходить с 20-го по 30-е число каждого месяца через контрольно-пропускные пункты на территорию, контролируемую властями Грузии. Несмотря на то, что население Цхинвальского региона гораздо меньше, чем Абхазии, а экономическая жизнь также неактивна, в результате такого решения население Ахалгори и Джавы может без ограничений провозить ручную кладь, в том числе товары, на которые наложены санкции.

Транспортный коридор

23 марта 2023 года в Абхазии впервые зафиксирован случай движения контейнерного поезда (всего 62 контейнера с 2 700 тоннами груза). По имеющейся информации, груз был погружен на судно в порту Очамчиры и следовал в направлении Турции. На данном этапе неизвестно, какой именно груз перевозился и вернулся ли контейнерный поезд в Россию с грузом или пустой.

Это был первый контейнерный поезд, но и до этого из порта Очамчиры осуществлялись транзитные перевозки в обход западных санкций. По заявлению Алиаса Лабахуа, заместителя председателя так называемого таможенного комитета, “это не было первой ласточкой, были и другие транзиты, хотя и небольшими партиями. Маршрут проверялся”. По словам заместителя генерального директора «Абхазской железной дороги» Октая Хазириши, в последнее время увеличились и грузоперевозки, и доходы железной дороги. Причины этого, по его словам, есть как внешние (из-за введенных в отношении России санкций изменилась логистическая цепочка, а также рост цен и спрос на уголь и другие грузы), так и внутренние (увеличилась пропускная способность «Абхазской железной дороги»).

По сообщениям медиа, Россия и раньше использовала «Абхазскую железную дорогу» и порт Очамчиры для контрабанды различной продукции. В частности, в 2015 году в Сухуми были замечены вагоны с углем российского поезда. Существовало мнение, что это уголь из Украины. Он следовал транзитом в Турцию из так называемой Луганской народной республики. Россия тогда опробовала применение подобных схем и использует их с 2014 года, после начала военной агрессии России в Украине. Так, в 2015 году в Цхинвали был зарегистрирован «Банк международных расчетов» с целью незаконной торговли с оккупированными регионами Украины. Согласно журналистским расследованиям Meduza за октябрь 2018 года и Washington Post за ноябрь 2018 года, «банк» был создан для реализации «черной» схемы. В частности, из-за того, что Россия формально не признавала самопровозглашенные республики Украины до 2022 года, торговля с ними посредством банковских операций привела бы к западным санкциям. При посредничестве «Банка международных расчетов» «народные республики» закупали в России топливо, продукты питания, строительные материалы и реализовывали в России продукцию собственного производства. Во время войны необходимость в такой схеме отпала.

Инфраструктура «Абхазской железной дороги» до сих пор восстановлена не полностью  ​​и ее пропускная способность ограничена. Хотя в последние годы инфраструктура самой железной дороги улучшилась. Железнодорожная линия, соединяющая станцию Очамчиры с портом, также подверглась некоторой реконструкции, хотя возможности самого порта Очамчиры ограничены.

Очевидно, что восстановление железной дороги в Абхазии продиктовано не только увеличением пассажирских перевозок и развитием туризма. Сам факт, что в последние годы выросли масштабы грузоперевозок по железным дорогам и доходы от перевозок, говорит о том, что все это не может быть связано только с ростом экономики в де-факто республике. Здесь отчетливо прослеживается повышенный интерес России. По данным «Абхазских железных дорог», в 2022 году в Абхазию по железной дороге поступили 796 тысяч тонн грузов (всего 11 902 вагона), что является существенным ростом по сравнению с предыдущими годами: в 2021 году – 455,4 тысячи тонн (7 057), в 2020 году – 216,2 тысячи тонн (3 517). Интересно, что всего за два месяца 2023 года были приняты 206 576 тонн грузов (всего 3 036 вагонов).

Высокопоставленные российские чиновники открыто выражают заинтересованность в транзитном потенциале оккупированной Абхазии. Например, 12 мая президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин, говоря о перспективах грузино-российских отношений, заявил в интервью российским медиа, что железнодорожный транзит необходимо планировать в рамках маршрута «нового Шелкового пути», который затрагивает территории Китая, Ирана, Азербайджана и Грузии, включая Абхазию. На данном этапе перспектива реализации этого проекта кажется менее реалистичной из-за геополитических вызовов. Однако важен тот факт, что Россия рассматривает Южный Кавказ и оккупированную Абхазию как альтернативные маршруты в условиях конфронтации с Западом.

Основные выводы

  • В условиях санкций и конфронтации с Западом Россия пытается развивать новые транзитные коридоры. Интерес к оккупированной Абхазии следует рассматривать в контексте попыток Москвы обойти западные санкции. Хотя технические возможности абхазского маршрута ограничены, ситуация настолько критическая, что для Москвы приемлемы все варианты. Соответственно, в ближайшем будущем следует ожидать, что спрос России на транзитный коридор, проходящий через территорию Абхазии, возрастет.
  • Недавние решения де-факто властей об упрощении процедур торговли обусловлены сложностью импорта определенных категорий товаров из России – поскольку в условиях санкций импорт этих товаров в саму Россию затруднен, и их ввоз в Абхазию обходится дороже. В данном случае де-факто правительство видит один из способов устранения образовавшегося дефицита в поощрении экономических связей с грузинской стороной в определенной сфере.
  • Санкции, введенные в отношении России, для изолированной от международных экономических связей Абхазии открывают окно возможностей. Это позволит оккупированной Абхазии играть роль транзитного коридора для России и получать доход от этой незаконной экономической деятельности.
  • С 2020 года, после избрания Аслана Бжания де-факто президентом, представители и сторонники де-факто правительства сделали ряд заявлений относительно развития экономических отношений с грузинской стороной. За несколько месяцев Абхазия уже сняла часть ограничений, наложенных на торговлю с грузинской стороной, что в будущем может способствовать усилению экономического влияния официального Тбилиси в оккупированной Абхазии. Однако в этом плане реакция правительства Грузии на инициативы по ту сторону линии оккупации обычно пассивна и в основном служит сохранению существующего статус-кво. И если это не является частью более широкой и хорошо продуманной политики, то успехи только в одной сфере трудно сделать предвестником более масштабных изменений.

Похожие сообщения

Известный абхазский общественный деятель Ахра Бжания размышляет по поводу законопроекта, который хочет принять правительство Грузии.
Лаша Зухба на своей странице в Facebook поддержал протестные акции против «законопроекта об иноагентах» в столице Грузии.