Энергетика, коттеджи в Пицунде, давление России – Сухуми сталкивается с вызовами

FacebookTwitterMessengerTelegramGmailCopy LinkPrintFriendly

Вызовы для Абхазии

Статья изначально была опубликована на сайте Грузинского фонда исследований стратегии и международных отношений («Фонд Рондели»). Текст и терминология статьи переданы без изменений. Все права принадлежат “Фонду Рондели”. Дата публикации: май 2023 г.

Подходит к концу первая половина 2023 года, и этот год для де-факто правительства Сухуми проходит достаточно тяжело. В статье рассматриваются основные вызовы, с которыми сталкивается команда Бжания, и их важность как непосредственно для абхазского общества, так и для грузинской стороны.

Энергетический кризис

Одной из главных социальных проблем 2022 года для абхазского общества стала тяжелая ситуация в сфере энергетики, которая проявлялась в виде постоянных аварий и отключений электроэнергии. Энергетические проблемы в оккупированном регионе особенно обострились со второй половины октября, когда уменьшился объем воды на Ингури ГЭС и безуспешно велись восстановительные работы одной из центральных электростанций – «Ачигвара». Во время восстановления «Ачигвары» де-факто власти Абхазии в очередной раз обратились к России с просьбой о поставках электроэнергии. Но Россия прекратила поставки электричества в Абхазию раньше, чем было полностью завершено восстановление станции. Правительство де-факто Абхазии было вынуждено эксплуатировать еще не полностью восстановленную систему электроснабжения, что вызвало новую серьезную волну аварий, и к концу года и так сложная ситуация еще больше усугубилась.

Основные причины энергетического кризиса – неисправная послевоенная инфраструктура, проблема «майнинга» и неупорядоченная система налогооблажения. К ним присоединилось уменьшение объема воды на Ингури ГЭС, что, в свою очередь, привело к нехватке и дефициту электроэнергии. Согласно существующему соглашению между абхазской и грузинской сторонами, 40 процентов электроэнергии, вырабатываемой Ингури ГЭС, принадлежит оккупированной Абхазии, а 60 процентов – остальной Грузии. Однако фактически Абхазия потребляет 80 процентов вместо положенных 40 процентов.

Потребление электроэнергии нарастает, и этого объема недостаточно для региона, который не обеспечивается природным газом. По данным на 2020 год, в Абхазии потребляется в 3,3 раза больше энергии на одного человека, чем в остальной Грузии, что еще больше усугубляет энергетический кризис в регионе. Энергокризис напрямую влияет и на внутриполитическое поле Абхазии. Одним из важных обещаний, данных лидером де-факто правительства Асланом Бжания в начале своего «президентства», было решение энергетического вопроса. И правительство не выполнило это обещание, что вызывало недовольство значительной части общества.

Энергетический кризис напрямую связан с болезненной для абхазского общества темой – приватизацией. В 2017 году в Абхазии было проведено исследование, согласно которому для полного восстановления энергетического сектора необходимо 326 миллионов долларов США, на что у Сухуми нет ресурсов. Чиновники говорят, что для решения этой проблемы необходимо привлечение частных инвестиций в энергетику, что, другими словами, означает передачу энергетики под контроль российских бизнесменов.

В конце февраля лидер де-факто правительства Абхазии провел встречи в Москве, в том числе с вице-премьером России Александром Новаком [курирующим в российском правительстве вопросы энергетики]. Там Бжания пообещал российской стороне, что Абхазия примет законы об энергетике и инвестициях, которые прописаны в документе о гармонизации законодательства России и Абхазии и против которых выступает абхазское общество.

Пицунда

Одним из главных политических скандалов в оккупированной Абхазии, который продолжается до сих пор, является передача России в собственность комплекса государственных дач в Пицунде. По словам де-факто президента Абхазии Аслана Бжания, эта тема была поднята во время его встречи с Владимиром Путиным в Сочи в ноябре 2020 года. По словам Бжания, речь идет о передаче здания и инфраструктуры, а не земли, на что очень болезненно реагирует абхазское общество. По словам Бжания, с абхазской стороны будет неправильно, если она «не откликнется на просьбу своих друзей».

Несмотря на такое объяснение, ажиотаж в абхазском обществе по поводу передачи России госдачи не утихал. Этот т.н. законопроект был внесен в парламент Абхазии для ратификации, но де-факто парламент не голосовал по этому вопросу в 2022 году. В этом году этот вопрос еще не поднимался, так как правительство боится негативной реакции  общественности.

Против передачи комплекса госдач России выступает не только абхазская общественность, но и оппозиция, которая выдвигает идею компромиссного соглашения с Россией по этому вопросу. Особенно активно относятся к проблеме передачи госдачи в Пицунде абхазская молодежь и гражданское общество, которые начали кампанию против их передачи России и провели многочисленные акции протеста. Главный принцип выступающих против заключается в том, что «земля и государственная собственность Абхазии никому не передаются».

Именно с такими лозунгами выходят на акции жители Абхазии, которые считают важными дружеские и партнерские отношения с Россией, но «не за счет территорий и суверенитета Абхазии». Абхазская молодежь начала кампанию в социальных сетях против передачи госдачи с хэштегом #харахпицунда. В рамках социальной кампании распространяются сообщения о том, что Абхазия не должна никому и ни за что отдавать свою территорию.

Эта тема имеет несколько направлений, включая внешнеполитические отношения с Россией, где выражают недовольство из-за затягивания этого вопроса. А отказ Абхазии от окончательной ратификации считается недружественным жестом. С другой стороны, есть оппозиция, которая не умаляет значения дружбы с Россией, хотя и пытается набрать политические очки, повторяя мнение большинства общества в этом вопросе.

Де-факто комитет по государственно-правовой политике парламента обсуждал эту тему в начале февраля, хотя дата окончательного голосования еще не назначена. Не исключено, что окончательный вердикт, с одной стороны, испортит отношения между де-факто властью Абхазии и Россией, либо, в случае положительного для Москвы решения вопроса, вызовет серьезный общественный протест.

Политическое значение этих тем

Одним из главных предвыборных обещаний Аслана Бжания было решение задач в сфере энергетики, однако в период его де-факто президентства ситуация еще больше обострилась. Представители де-факто правительства, в том числе и сам Аслан Бжания, часто отмечают, что решение острого энергетического кризиса требует серьезных финансовых ресурсов, которых у Сухуми нет. При этом подчеркивается необходимость разрешить частные инвестиции в энергетику, что очевидно подразумевает вовлечение российских бизнесменов в первую очередь. Так называемая «приватизация госсектора», особенно такого стратегического направления, как энергетика, в Абхазии противозаконна и неприемлема для общества. И оно требует от команды Бжания решить энергетический вопрос без отчуждения отрасли, что на этом этапе видится неразрешимой задачей.

Соответственно, сфера энергетики – это своего рода тупиковая ситуация для де-факто правительства Абхазии, где любой шаг нанесет еще больший ущерб его популярности. Если де-факто правительство не урегулирует тяжелую ситуацию в энергетике, это еще больше усилит социальное недовольство, которое и без того растет день ото дня. С другой стороны, приватизация энергетического сектора как вариант государственного решения проблемы может привести к большим социальным изменениям, поскольку приватизация «государственного имущества» в Абхазии связана с радикализацией общественных настроений. В этом вопросе также требуются законодательные изменения, которые не пройдут безболезненно, так как в т.н. парламенте будут оппоненты со стороны оппозиции.

Вопрос передачи комплекса госдач в Пицунде России можно рассматривать как тупиковую ситуацию, так как он противоречит принципу «неотчуждения абхазского имущества». В обществе много недовольства этой темой, которое выражалось в акциях протеста и социальных кампаниях – на митингах и в интернете. Хотя достоверных социологических исследований на эту тему нет, из наблюдений за социальными сетями, протестными выступлениями и оценками различных изданий видно, что большая часть абхазского общества выступает против отчуждения госдач. И это является большой проблемой для де-факто правительства. Тема отчуждения земли является «священным вопросом» для абхазского общества, от которого оно не собирается так легко отказываться.

Аслан Бжания лично пообещал Владимиру Путину, что этот вопрос будет решен в пользу России, в чем Бжания сам признался в одном из своих выступлений. Если в случае с энергетикой речь идет о социально-экономическом измерении, то тема госдачи в Пицунде связана с внешней политикой Абхазии. Это ставит под угрозу т.н. “государственность”, поскольку отказ передать госдачу испортит отношения де-факто власти с ее единственной покровительницей – Россией – и непосредственно с Владимиром Путиным. Поэтому хорошего решения для этой ситуации у де-факто правительства нет, и в любом случае оно понесет некоторый ущерб.

В целом эти два вопроса, сопровождаемые множеством других социально-экономических и политических вызовов, могут довести отношение общества к де-факто администрации Аслана Бжания до крайней точки. На этом этапе оптимальное решение для команды Бжания не может быть найдено ни по одному вопросу. Поэтому де-факто правительство активно работает над тем, чтобы повлиять на отношение общества и убедить большинство в том, что приватизация энергетики или передача госдачи России отвечает интересам Абхазии.

К чему могут привести два этих кризиса?

В оккупированной Абхазии сложилась непростая социальная обстановка. Из-за энергетического кризиса абхазское общество пережило тяжелую зиму, но еще большее значение этот вопрос будет иметь летом, во время туристического сезона, который является основным источником дохода для значительной части населения региона. Проблемы с электроснабжением напрямую влияют на туристический сезон, что еще больше усилит недовольство населения местным режимом.

Вероятность нарастания недовольства де-факто властью довольно высока и неизбежна, поскольку выхода из энергетического кризиса в оккупированном ныне регионе просто нет. Об этом говорят и сами абхазские эксперты. У Абхазии нет ресурсов, чтобы решить это самостоятельно, и она не хочет обращаться за помощью к Тбилиси или Москве.

Когда общественное недовольство достигнет своего пика, сказать сложно. Но если события будут развиваться так, как сейчас, волна протестов в оккупированном регионе обязательно будет. Это создаст в Абхазии политический кризис, который будет подогреваться другими непопулярными решениями, такими как «закон

о квартирах», разрешающий иностранцам строить и покупать недвижимость на оккупированной территории.

Тема госдачи в Пицунде связана с тяжелым социальным фоном в качестве дополнительного политического фактора. И энергетический вопрос, и вопрос госдачи в Пицунде в конечном счете связаны с усилением влияния России и механизмов контроля над Абхазией, к чему абхазское общество относится негативно. Ощущение, что Москва оказывает на регион все большее давление, тяжело переносится в абхазском обществе. И проблема передачи комплекса госдач в Пицунде является высшей точкой такого развития событий. Абхазскому обществу пока до сих пор удавалось официально контролировать ситуацию с продажей земли. И де-факто правительство воздерживается от передачи «госсобственности» гражданам России. Но ресурсов для поддержания этого статус-кво остается все меньше и меньше. Соответственно, эти два основных вопроса, наряду с другими социально-политическими и экономическими проблемами, являются своего рода сжатой пружиной в абхазском обществе, и ее распрямление является лишь вопросом времени.

Заключение: что это значит для Тбилиси?

События в оккупированной Абхазии требуют особого внимания со стороны Тбилиси. В первую очередь грузинскую сторону беспокоит растущее влияние России на регион, с которым местный режим, несмотря на негативное отношение гражданского общества, не может или не хочет справляться. Вхождение российского бизнеса в Абхазию, продажа земли российским гражданам, а также переход различных ключевых и стратегических секторов экономики в руки российских бизнесменов, контролируемых Москвой, – это шаги в направлении фактической аннексии, что является прямой угрозой государственной безопасности, территориальной целостности и суверенитету Грузии.

С этой точки зрения для Тбилиси любая борьба абхазского гражданского общества против роста российского влияния и контроля должна расцениваться как положительное событие, равно как и усиление растущих антироссийских настроений в оккупированной Абхазии. Однако следует отметить, что антироссийские настроения в регионе не означают позитивного настроя в отношении грузинской стороны.

В этом направлении грузинской стороне нужно больше работать, потому что настроение отчуждения в гражданском обществе Абхазии по отношению к России создает некое пространство, где Тбилиси может сыграть свою позитивную роль. Для этого, прежде всего, необходимо восстановить пошатнувшееся доверие Тбилиси к абхазскому обществу, что требует активной работы различных ветвей власти, а также гражданского общества, неправительственных организаций, исследовательских центров и научных кругов.

На фоне сложной социальной ситуации очень важна и интеграция абхазской стороны в экономическое пространство Грузии. Грузинская сторона должна упростить доступ и сделать грузинский рынок максимально привлекательным для абхазских рабочих и предпринимателей, как с точки зрения трудоустройства, так и продажи продукции. Международная изоляция региона также является важным фактором, который Тбилиси может использовать в своих интересах. Следует найти способы, чтобы абхазы могли путешествовать в соседние с Грузией страны не через Россию, а через Грузию (например, в Турцию и Армению, куда в основном едут жители Абхазии). И это также будет способствовать их сближению с грузинским обществом. Сочетание этих шагов при поддержке международных организаций и западных партнеров — единственный способ предотвратить распространение дополнительного влияния России в Абхазии.

Похожие сообщения

Как ЕС поддерживает Абхазию? "ЕС потратил на поддержку Абхазии 180 млн евро" - интервью JAMnews с Тойво Клааром.
Мнение специального представителя Европейского Союза по Южному Кавказу и кризису в Грузии Тойво Клаара.
Глядя на празднование в Тбилиси, в абхазском обществе задумались над вопросом, как решение саммита ЕС может отразиться на Абхазии.